В начале было слово… Слово «Риск». Путешествие в историю слова (часть 7)

Алексей Сидоренко и Павел Смолков в знак дружбы и преданности общему делу…

Изучение истории и происхождения слова «риск» захватывает и увлекает. Давайте проведем путешествие в историю вместе.

А знаете ли Вы, например, что выражение «Рискъ — благородное дѣло», было поговоркой бандитов и каторжников в Царской России, людей, как тогда говорили, рисковых, фартовых? Думаете, страшные вещи для риск-менеджеров говорим? Ответим еще одним отрывком из того же самого произведения Федора Михайловича.

«— Фу, какие вы страшные вещи говорите! — сказал, смеясь, Заметов. — Только все это один разговор, а на деле, наверно споткнулись бы. Тут, я вам скажу, по-моему, не только нам с вами, даже натертому, отчаянному человеку за себя поручиться нельзя. Да чего ходить — вот пример: в нашей-то части старуху убили. Ведь уж, кажется, отчаянная башка, среди бела дня на все риски рискнул, одним чудом спасся, — а руки-то все-таки дрогнули: обокрасть не сумел, не выдержал; по делу видно… Раскольников как будто обиделся.»

В свое время, Федор Михайлович действительно употреблял слово «риск» в своих произведениях, в большинстве случаев в контексте действий людей из мира криминала. У нас есть ощущение, что романтизация риска в России произошла намного позже, наверное, действительно с развитием масс культуры и кинематографа, важной составляющей которого является романтизация постоянно рискующего героя, смотрящего в лицо опасности, ведь это так нравится зрителям. В 1977 году в СССР даже сняли кино, называвшееся «Риск дело благородное», что явно подразумевало романтизацию героя, да и риска, присущего каскадерам (профессия главного героя той кинокартины). Согласитесь, совсем другой контекст эмоционального восприятия слова «риск», по сравнению с контекстом слова, как присущего бандитам и каторжникам.

Это все, безусловно, интересная лирика от нас. Насколько мы убедились, слово риск в его современном эмоциональном восприятии использовали современники Достоевского, например, Лев Толстой в «Война и Мир» в контексте того, как Кутузов рисковал войсками на войне. Тем не менее, русское восприятие риска, как слова, более склонно к эмоциональному ассоциированию с опасностью, как в отношении бандитов, так и в отношении благородных героев. В то время как в романо-германской языковой среде это хоть и ассоциируется устойчиво с опасностью (как и у нас), ассоциация изначально немного больше, чем у нас, дополняется возможностью получить вознаграждение за риск, будь то пропитание для семьи в древнее время, или прибыль для фирмы во времена настоящие.

Люди всегда жили с риском, каждый момент своей жизни. Обобщив, мы бы охарактеризовали обычное эмоциональное человеческое отношение к слову «риск» как «неопределенность после принятия решения». Любого решения, где может быть элемент случайности, а элемент случайности может быть везде. Жизнь не шахматы, и фигуры в реальной жизни ходят непредсказуемо, не по правилам. Нет такого, что реальность на каждый твой ход отвечает всего одним ходом. Каждый момент времени реальность меняется во многих аспектах, и совсем не так как ты ожидал, это и есть неопределенность.

Продолжение следует…

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.